…И переписали 10% пая на имя супруги прокурора

Вот уже который месяц общественность страны будоражит дело бывшего предпринимателя Ильхама Гасымова, которое рассматривается в судах различных инстанций. По сути это дело очень напоминает процессы с участием бывших генералов МНБ, которые сегодня широко освещаются СМИ. Единственная видимая разница в том, что в деле Гасымова фигурируют не бывшие генералы уже расформированного МНБ, а реальный прокурор Мугаддас Султанов – глава Организационно-аналитического управления действующей Генпрокуратуры.

По признанию Гасымова, их с Султановым связывали тесные узы дружбы, вели они и совместный с прокурором бизнес в сфере строительства. Конечно, имя самого прокурора в официальных документах не проходило, но от друзей и близких это обстоятельство не скрывалось. Все недоразумения начались после случая, когда Султанов решил познакомить бизнесмена с неким Гюлагой Гамбаровым.

В 2014 году прокурор позвонил своему бизнес-партнеру, когда тот отдыхал с семьей в Турции, и настоял на том, чтобы он приехал в Баку и познакомился с «крутым уважаемым человеком» для ведения совместного бизнеса.

В Баку он и познакомился с приехавшим из России Гамбаровым, которого прокурор убедил взять в партнеры. В ресторане «Маэстро» они втроем пришли к согласию, что Гюлага выделит необходимые средства для возведения высотки на участке Ильхама возле Медицинского университета по улице Юсифбейли, 39-41. Стороны начали оформлять документы, Гамбаров действительно стал выделять деньги для компенсации проживающим по указанному адресу жильцам.

Но в это время один из знакомых сообщил Гасымову, что его новый партнер в свое время был замешан в деле бывшего ОМОН, затем находился в розыске и лишь недавно прибыл в страну с помощью бывшего главы расформированного МНБ Эльдара Махмудова, наладившего с ним деловое партнерство. Правда, для этого ему пришлось купить сыну Махмудова хорошую квартиру в Москве, но это уже мелочи.

Анар Махмудов – сын Эльдара Махмудова

Ильхам рассказал все это прокурору, но тот начал его укорять, мол, когда это было, теперь другие времена. Не хотел Мугаддас муаллим терять нового партнера, и решил Ильхам выйти из этого темного дела. Продал он 45% своей доли в «Реал МТК» жене Гамбарова – Шахле Рустамовой, 10% – супруге прокурора Таране Алиевой, а сам покинул кооператив, где у него уже не оставалось доли. Зачем прокурор оформил долю на имя своей жены, понятно, а вот причина, побудившая к этому Гамбарова, ему не совсем ясна, да и вообще, не нравилось все это Ильхаму – в общем деле все еще оставались члены его семьи. Поделился он своими мыслями с прокурором, тот с новым партнером перевели свои дела в МТК «Одлар Юрду», обговорили условия передачи этому предприятию участка Гасымова, которому взамен обещали солидную жилплощадь в двух новостройках. Поэтому он и уступил свой участок стоимостью 20-25 млн манатов бывшим партнерам за 15 миллионов. Причем Гасымов в новый МТК не вошел, а его бывшие партнеры, в свою очередь, обещали выйти из «Реал МТК», но так и не сдержали обещания. Кстати, в «Одлар Юрду» доля прокурора оформлена уже не на жену, а на ее сестру. Вот в это время и принес Гюлага Танха 5 млн манатов, а поскольку Гасымов уже вышел из дела, передал деньги прокурору. Так совпало, что в это же время арестовали их строителя по имени Аббас, на которого был оформлен в Межбанке кредит на 2,5 млн манатов.

Мугаддас муаллим добился освобождения своего строителя, погасив кредит за счет полученных от Танха денег, судьба другой половины этих денег так и остается неясной. Но тут возник со своими претензиями Гюлага, сетующий на то, что строительных работ за прошедшие семь месяцев не проводилось, хотя он заплатил 5 млн манатов. И пошло-поехало.

Супруга Г.Танхи обратилась с гражданским иском в Бинагадинский суд, она недоумевала, что строительство так и не начато, хотя выплачено 13,86 млн манатов. Но Гасымов, официально продав свою долю и покинув предприятие, просто не мог взять деньги у лиц, которым продал свою долю. Получалось, что посторонний человек берет деньги у одного из владельцев предприятия. Да и было все это два года назад.

Суд частично удовлетворил иск Шахлы ханум, но уже через несколько дней Гасымова арестовали по жалобе ее мужа. На сей раз против него выставили еще несколько липовых жалоб, однако на суде сами «жалобщики» их не подтвердили. Более того, ученый Кямал Юзбашев потребовал суд более не беспокоить его по таким подстроенным делам, так как он честно заплатил за свою квартиру, которую так же честно ему выдал И.Гасымов. Но все это не могло успокоить хорошо спевшихся компаньонов. Объединившись, они стали требовать у него не только компанию и землю, но и все имущество, в том числе принадлежащее его родственникам. В противном случае ему обещали 15 лет тюрьмы. И сдержали слово: Бакинский суд по тяжким преступлениям лишил его свободы на 15 лет, хотя прокурор на процессе добивался лишь 13 лет, что в судебной практике явление не частое.

Причем, как утверждает сторона обвинения, вынесший приговор судья Зейнал Агаев является земляком и родственником прокурора Султанова, который за пять минут вынес приговор без присутствия адвокатов Гасымова, не соизволив даже взглянуть на 33-страничное решение. И не случайно дело вскоре оказалось в апелляционном суде. Но и здесь судья Саибхан Мирзаев, отменив вначале заседание суда, вечером тайно устроил 25-минутный процесс, не предоставив даже последнего слова обвиняемому, и приговорил Ильхама к 12 годам лишения свободы.

И если все это вытекает из слов самого И.Гасымова, в деле немало и других доказательств в его пользу. Так, и Ш.Рустамова, и ее муж Г.Гамбаров утверждают каждый в отдельности, что дали обвиняемому по 13,86 млн манатов, что и является главным предметом обвинения. Но речь идет об одной и той же сумме, которую Шахла ханум вносила в кассу «Реал МТК» в четыре приема, на что имеются соответствующие акты. И теперь дело разбирается в двух судах одновременно, в одном – как гражданское, в другом – как уголовное. Абсурд? Но и это еще не все, сам Ильхам не отрицает наличия этих денег. Но только речь идет не о присвоении их, а о его собственных деньгах, к тому же использованных по назначению. Часть денег была потрачена на выдачу компенсаций бывшим жильцам, подготовку документов и т.д., с чем согласна и сама Шахла ханум. Даже суд признал это, вынеся решение о необходимости вернуть ей только 2,3 млн манатов. Сам же Гасымов и с этим не согласен, мол, недаром же продал он свою долю в кооперативе и земельный участок. К тому же Гюлага должен был дать ему 15, а не 13.86 млн манатов.

Да и не в этих 13 миллионах, кажется, все дело. Здесь, как отмечает сам потерпевший, пахнет очень крупной суммой – 150-200 млн манатов. По его мнению, профессиональные игроки влезли в эту игру не случайно, они открыто блефуют, используя свои финансовые и административные ресурсы, чтобы убрать с пути Ильхама и прибрать к рукам эти богатства. Иначе Гамбаров не отказался бы от 20 млн манатов, которые ему предложил Гасымов вместо 13 млн при нарушении партнерства. Ведь при этом им пришлось бы вернуть и солидный участок земли, числящийся пока за «Одлар Юрду», где собираются возвести два 25-этажных жилых дома.

А близкие Ильхама Гасымова недоумевают: в чем же разница между генералами бывшего МНБ и нынешним генералом прокуратуры? Только подумали было, что избавились от гангстеров в форме генералов МНБ Махмудова и Човдарова, банды которых не раз выкрадывали сына Гасымова и получали за его освобождение огромные суммы денег. Но вот появился прокурор и запрятал в тюрьму самого Ильхама, и снова начался шантаж предпринимателя и членов его семьи. И замахнулся он аж на целых 200 млн манатов, о которых бывшие генералы МНБ даже подумать не могли.

Удастся ли Мугаддас муаллиму довести задуманное до конца, решит суд. Сам он тем временем, кажется, тоже стал дрейфовать под натиском справедливых жалоб Гасымова. Так, его жена уже продала свою долю в «Реал МТК», а сам генерал, по некоторым сведениям, имел нелицеприятный разговор с руководством Генпрокуратуры.

Что касается Г.Гамбарова, то об этом человеке нам мало что известно. Какие связи он имел с ОМОН и прекращен ли розыск в его отношении, наверное, лучше генерала Султанова никто не знает. А вот почему он после возвращения в Баку стал Гюлагой Танхой, можно только догадываться. Интересен и другой факт: если в судебных жалобах этот человек предстает как Гюлага Гамбаров, в бизнес-деятельности он известен как Альберт Михайлович Умаров. К чему все это?

И пресса, видимо, могла бы дождаться окончательного решения суда, чтобы высказывать свое мнение, но слишком уж убедительны и логичны доводы стороны обвинения. И, напротив, настолько же слабы позиции обвинителей, иски которых пытаются оправдать правоохранители – от следствия до суда. Может, у них тоже есть убедительные доводы, так пусть не скрывают их от общественности. А то негоже ведь такой уважаемой структуре, как Генпрокуратура, постоянно выслушивать критику в адрес руководителя одного из ведущих своих подразделений – Организационно-аналитического управления. Не помешало бы, видимо, Генпрокуратуре выступить по этому поводу и с официальным заявлением, а то ведь до чего не додумаются СМИ.

Эльнур Мамедов haqqin.az

  ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА